Записаться на дрессировку собаки в Москве:

Макаров Олег: 8-903-750-99-11
Макарова Екатерина: 8-903-727-48-10
Психология / Психология / Зоопсихологи против кинологов

Зоопсихологи против кинологов

ЗАМЕТКИ ПСИХОЛОГА: БЕЗ «ЗОО-ПРИСТАВКИ» ИЛИ КАКИЕ БЫВАЮТ ТРЕНЕРЫ

ПРЕДИСЛОВИЕ

Идея заметки родилась из дискуссии на мордокниге, как одни мои друзья называют facebook. Один здравомыслящий человек не выдержал и написал: зоопсихологи – это не те, кто провозглашает себя таковыми, рекламируя себя любимого в контексте темы воспитания собак. Люди в ответ возражали и переживали – дискуссия была скорее конструктивной, чем острой. А потом к нам на площадку в DOGCITY пришла женщина со словами – «Нам ветеринар рекомендовал заниматься у зоопсихолога, у вас есть такие»? И мне захотелось прояснить смысловое поле.

О ЗООПСИХОЛОГИИ

Начнем с того, что зоопсихология – это наука. Согласно определению Первого (с большой буквы неслучайно) зоопсихолога нашего отечества (и немного Австрии) Курта Фабри, данная наука занимается изучением психики животных. А именно объектом зоопсихологии является психическая деятельность животных, а ее предметом – «проявления, закономерности и эволюция психического отражения на уровне животного, происхождение и развитие в онтогенезе (процессе развития индивидуального организма) и филогенезе (развитие органического мира в целом) психических процессов у животных и предпосылки и предыстория человеческого сознания» {выделенный текст - автора}.

Зоопсихологи изучают психику от раздражимости (способности живого организма реагировать на внешнее воздействие окружающей среды изменением своих физико-химических и физиологических свойств) до становления высших психических функций (мышления, памяти, внимания, речи). Совместно с этологами (дисциплина зоологии, изучающая генетически обусловленное поведение (инстинкты) животных, в том числе людей) и физиологами (нейрофизиологами и специалистами по высшей нервной деятельности) они рассматривают разные стороны поведения животных на различных стадиях развития психики – вплоть до приматов, подбираясь к становлению высшей формы - человеческого сознания.

Деятельность зоопсихологов состоит в постановке экспериментов, наблюдений, анализе и обобщении полученных данных. Результаты этой деятельности находят свое отражение в практике через рекомендации отдельным областям применения.

Зоопсихолог не занимается коррекцией поведения отдельно взятой собаки. Это подмена понятий.

Подобное нарушение понятийной сферы присутствует и в «большой» психологии. Так, в моем дипломе написано «Психолог. Преподаватель психологии». А именно, я - представитель академической психологической науки со степенью кандидата психологических наук, и могу эту науку преподавать. Люди с такими дипломами не работают с клиентами. Например, в США они в течение еще 7 лет обязаны учиться психологическому консультированию и только после этого практиковать как психотерапевты (при соответствующем дипломе). Психотерапевт – это корректное название практика, работающего непосредственно с клиентами, но не психолог, занимающийся академической наукой.

Возвратимся к зоопсихологии. Зоопсихолог – это специалист в конкретном научном сегменте, занимающийся вопросами исследования поведения и психики животных, у которого специальность по диплому та же – «Психолог. Преподаватель психологии». Нет в серьезных университетах иной позиции.

Люди с дипломами «Зоопсихолог» после неких курсов – это как минимум наивные или не столь невинные самозванцы (самоназванцы).

Логично встает вопрос – а кто тогда должен работать с собаками (не будем здесь говорить о кошках, лошадях и приматах) с проблемами поведения?

КИНОЛОГИЧЕСКИЕ СПЕЦИАЛИЗАЦИИ

Если собак расположить в иерархию относительно здоровья их нервной системы, то получится условно следующие группы:

1.     Особи с великолепным психологическим статусом, сбалансированной нервной системой, физическим совершенством (что неотъемлемо – принцип «в здоровом теле здоровый дух» распространен и в собачьем мире).

2.     Особи с достаточно сбалансированной нервной системой, вполне здоровые физически.

3.     Особи с некоторыми проблемами нервной системой, акцентуациями, склонные к стрессовым состояниями, имеющие проблемы со здоровьем.

4.     Особи с органическими и/или функциональными психологическими и физиологическими расстройствами.

В сущности, для всех этих групп собак может быть один опытный тренер-инструктор, который в равной степени способен работать и с агрессивным невротиком, и со спортсменом высшего уровня. Такие люди есть, их немного, потому что в основном инструкторы-кинологи распределяются по интересам, и у спортивного тренера просто нет времени на все, особенно если он сам действующий спортсмен.

Итак, высший уровень (для меня) – это тренеры собак, выступающих в спорте высоких достижений. Вне зависимости от базового уровня образования, эти люди имеют инструкторские и судейские корочки и чаще всего личные звания мастеров спорта. Эти люди, как правило, не имеют никакого психологического образования, они не владеют знаниями о признаках психического по Вундту и спотыкаются на определении психического отражения. Они никогда не проводили психологических экспериментов, зато назубок знают правила спортивных соревнований и математику оценочных критериев. Они работают с качественными здоровыми собаками – своего рода лучшим продуктом породного разведения.

Не хотелось бы особо останавливаться на тренинге рабочих собак, но в идеале тренеры рабочих собак должны работать с таким же качественным здоровым материалом и только с ним.

Вторая группа собак – это владельческие собаки-компаньоны – для дома, для семьи, собаки с нормальной психикой, нуждающиеся в традиционном нормативном воспитании и способные к адекватному тренингу. При определенных условиях в случае большой мотивации со стороны владельцев эти собаки вполне могут стать впоследствии спортсменами. Тренинг проводит инструктор по рабочим качествам собак, сертифицированный специалист РКФ. Желательно, чтобы этот инструктор работал по традиционным отечественным и международным нормативам в соответствии с современными методами работы с собаками. Для такого тренера тоже должна быть точка роста – если он не хочет совершенствоваться, он потеряет качество работы и мотивацию. Владельцам в этом случае интересно заниматься на площадке, они должны с удовольствием и уверенностью выходить на сдачу испытаний по BH и ОКД.

Третья группа собака – это собаки с проблемами. В принципе не только спортивный тренер, но и обычный инструктор по рабочим качествам обязан уметь работать с такими собаками, выводить их «в норму» и даже пытаться сдать с ними несложные нормативы. Однако здесь появляются новые специализации. Инструкторы совершенствуют свои знания и умения для работы именно с такими собаками, которых становится все больше в городах. Люди, стремящиеся совершенствовать свою кинологическую деятельность, посещают семинары, учатся новейшим методам работы со «сложными» собаками. Методов и методик много – например, TTouch (ТиТач) - метод, основанный на круговых массирующих прикосновениях, позволяющий позитивно воздействовать на организм собаки. Именно в этом сегменте наряду с успешными специалистами по коррекции и появляются «зоопсихологи». Именно здесь владельцам собак надо быть очень внимательными, чтобы не попасть в руки к самоназванцам.

И наконец, четвертая группа собак. С ними даже высококлассным специалистам по коррекции поведения бывает непросто, потому что у этих собак есть органические, физиологические проблемы головного мозга или эти собаки с последствиями депривации. Здесь подключаются еще более редкие специалисты из сферы Small Animal Behavioral Medicine – ветеринары, владеющие специализацией т.н. поведенческой медицины. Почему ветеринары? Суть в том, что здесь порой не обойтись без специальной фармакологии. Работа с такими собаками – это поиск баланса между лекарствами и корректирующим обучением.

Последние две группы клиентов-пациентов различаются примерно как клиенты психотерапевтов и пациенты психиатров (медиков) в человеческом эквиваленте. Здесь чрезвычайно важна диагностика. Важно понять, какое поведение является следствием депривации, какое генетически обусловлено, что - следствие щенячьего стресса или тяжелых родов, а что ошибка воспитания или тренинга.

Специалистов поведенческой медицины в нашей стране еще совсем немного, в то время как, например, в США есть специальные подразделения в ветклиниках и самостоятельные институты с большим количеством специалистов.

Востребованность специалистов по коррекции поведения и по поведенческой медицине растет. Именно поэтому появляются «дипломированные зоопсихологи» и иные самоназванцы. Почему это происходит?

«ИЗНЕЖЕННОСТЬ ПОДОБНА РЖАВЧИНЕ, РАЗЪЕДАЮЩЕЙ ВОЛЮ И ЗДОРОВЬЕ» (А. Суворов)

Неоспорим тот факт, что собаки все меньше работают (а государство все чаще закрывает кинологические точки), меньше охотятся, меньше ходят на дрессировочные площадки (и самих дрессировочных площадок становится все меньше).

Зато открывается все больше ветеринарных клиник, они становятся все более оснащенными, диагностика все более совершенной, а схемы лечения все более сложными.

При этом большинство пород лишено требований к сдаче нормативов как допуску в племенное разведение. Хэндлеры становятся все более искусными в стремлении скрыть трусость и агрессию при показе собак, а судьи все более терпимыми – они прекрасно видят искусство хэндлера, но присуждают САСы, поскольку фактов-то трусости или агрессии нет! И собаки, выигрывающие титулы благодаря фармакологии и мастерству показа, пускаются в разведение…. Их потомки получают весь букет, подчас еще и от обоих родителей. Заводчики проводят реанимационные мероприятия, борясь за жизнь каждого щенка, и этот щенок, недополучив при рождении кислорода в мозг, потом удивляет владельцев своими психическими отклонениями.

Наконец, приютские собаки, щенки парий, продукты улиц и наследственных болезней. Это основные клиенты специалистов по коррекции и поведенческой медицине. Толерантность и желание спасать – наши благочестивые порывы. Но здесь мы не говорим об этике.

Иными словами, собаки двух последних групп пополняются за счет двух прямо противоположных источников. С одной стороны, все более низкая требовательность к рабочим качествам собак и нарушение важнейших принципов племенного разведения, с другой стороны, все большее количество приютов и спасателей. И жалость к новорожденным инвалидам, сочувствие к несчастным страдальцам с улицы, толерантность судей и высоких чиновников из FCI.

Что будет дальше с отечественной кинологией при таких трендах и законах? Она не вымрет лишь в том случае, если владельцы будут тщательно выбирать заводчиков, наводя справки и понимая, что титулы на выставках – это далеко не все, что нужно собаке, чтобы быть психически и физически здоровой. Людям важно объяснить саму ценность этого психического и физического здоровья. Собаки не должны быть статьей дохода растущего числа ветеринарных клиник. А деньги – деньги лучше потратить на воспитание, амуницию и хорошего тренера, но не «зоопсихолога».

И жить в гармонии с собакой. Будьте здоровы – вы и ваши питомцы!

Анастасия Веселова, кандидат психологических наук, владелец питомника австралийских хилеров BIFLINT